Выставка "Совершенно серьезно"

Анатолий Папанов

Биография

Анатолий Дмитриевич Папанов родился 31 октября 1922 года в Вязьме Смоленской губернии. Отец, Дмитрий Филиппович Папанов (1897 – 1982), служил военным в охране железнодорожного узла. Мама, Елена Болеславовна Росковская (1901 – 1973), работала модисткой. Дмитрий Филиппович играл в театральной самодеятельности, которую организовал будущий народный артист СССР Н.С. Плотников. Маленький Толя вместе с сестрёнкой тоже выходили на сцену, когда в спектакле были нужны дети.

После переезда в Москву Анатолий Папанов стал играть в драматической студии Дома культуры «Каучук». Сначала в театр кудрявого парнишку с «дворовой» дикцией привлекло вовсе не творчество, а бесплатные билеты на фильмы и концерты в ДК. Но руководитель студии, вахтанговский актёр В. Куза, поверил в Анатолия и приобщил его к сценической культуре. «Будущий студент-вахтанговец» (как не раз говорил про него Куза) робко мечтал о театре и одновременно пробивался в мир кино. Он играл в массовке фильмов «Ленин в Октябре» (М. Ромм, 1937), «Подкидыш» (Т. Лукашевич, 1939) и др.

Жизнь часто не успевает за мечтами. Семья Папанова нуждалась в деньгах, поэтому вместо поступления на актёрский он окончил десятый класс в вечерней школе и работал литейщиком на подшипниковом заводе. В 1940 году Анатолия призвали в армию. Великая Отечественная война застала солдата в Оренбурге. Ему было 19 лет. В июле 1941-го он попал на 2-й Юго-Западный фронт, защищавший Харьков. 22 марта 1942 года командир взвода зенитной артиллерии старший сержант Папанов получил тяжёлое ранение в ногу.

После полугодичного лечения Анатолий Папанов вернулся в Москву. Он с трудом ходил, опираясь на трость, поэтому на завод его не взяли и пришлось работать охранником. Казалось, что дорога на сцену закрыта навсегда, но он всё-таки осуществил мечту. «В этом был своего рода вызов врагу: инвалид, пригодный разве что для работы вахтёра, будет артистом», – вспоминал Папанов. В 1942 году он поступил на актёрский факультет ГИТИСа. Причём сразу на второй курс, потому что: «И здесь война вновь страшно напомнила о себе — требовались парни, а их не было… Так что те слезы в фильме “Белорусский вокзал”, в квартирке бывшей медсестры, вовсе не кинематографические». Анатолий обещал преподавателям исправить хромоту и упражнялся с таким упорством, что вскоре отбросил трость. А к концу четвёртого курса уже танцевал…

Jткрытка с Анатолием Папановым. 1970 г. Из фондов музея Эльдара Рязанова.jpg
Jткрытка с Анатолием Папановым. 1970 г. Из фондов музея Эльдара Рязанова

Творчество

В 1946 году Анатолий Папанов окончил институт и получил предложения от столичных театров. Но актёр поехал в Клайпеду (Литва), куда его жену Надежду Каратаеву вместе с выпускным курсом отправили возрождать драматический театр. Первой его ролью стал Сергей Тюленин в спектакле «Молодая гвардия» по роману А. Фадеева. В 1948 году артиста пригласили в Московский театр сатиры, где он прослужил всю жизнь и сыграл 48 ролей. Но признание пришло далеко не сразу. Сначала ему доверяли только эпизоды и незначительные роли, пока он не нашёл «своего» режиссёра в лице Валентина Николаевича Плучека. В его постановках по пьесам В. Маяковского «Клоп» (1955) и «Мистерия-буфф» (1957) Папанов проявил себя как комедийный артист. Яркая внешность и необычный голос помогали актёру получать острохарактерные роли, но закрепляли за ним репутацию «артиста с ограниченной ответственностью».

Актёр Папанов был шире любого амплуа. Он любил драматургию Чехова и не хотел играть только положительных или отрицательных героев. Его привлекала работа над сложными, объёмными образами, к которым испытываешь разные эмоции. Неслучайно он снимался в фильмах И. Хейфица по чеховским произведениям «В городе С.» (1966) и «Плохой хороший человек» (1973).

Переломной ролью стал Боксёр в спектакле «Дамоклов меч» Назыма Хикмета. Здесь Анатолий Дмитриевич играл без грима и раскрылся как тонкий драматический актёр, понимающий психологию своего героя, его трагизм и неоднозначность. Спектакль был признан лучшим в сезоне, а Папанова стали приглашать в кино. На сцене он сыграл роли широкого комедийного диапазона: от реалистического Менгена («Дом, где разбиваются сердца» Б. Шоу) до гротескных Городничего («Ревизор» Н.В. Гоголя) и Фамусова («Горе от ума» А.С. Грибоедова). Серьёзные психологические образы репертуар Театра сатиры актёру предлагал редко. Среди них выделяется карьерист Судаков в «Гнезде глухаря» по пьесе В. Розова. Драматические возможности Папанова в театре остались нераскрытыми. От предложений ведущих театров он отказывался: «Я – однолюб: одна жена, один театр».

В кино Папанова тоже долго воспринимали лишь как характерного актёра сатирического направления, поэтому в его карьере много ролей второго плана: таксист в «Зелёном огоньке» (В. Азаров, 1964), шахматист в «Джентльменах удачи» (А. Серый, 1971) и пенсионер-свистун в «По семейным обстоятельствам» (А. Коренев, 1977). Среди них самый известный – харизматичный контрабандист Лёлик в «Бриллиантовой руке» (Л. Гайдай, 1968), фразочки которого запоминаются надолго: «Как говорит наш дорогой шеф, Михал Иваныч, куй железо, не отходя от кассы!»

Прорывной в кино стала роль комбрига Серпилина в фильме «Живые и мертвые» (А. Столпер, 1964), снятом по роману К. Симонова. Серпилин берёг солдата и в условиях отступления первых месяцев Великой Отечественной пытался выигрывать бои с наименьшими потерями. Этот сложный образ изменил восприятие Папанова как артиста. Стало понятно, что он способен сыграть любую роль. За роль Серпилина Папанов получил Государственную премию РСФСР, но выше всяких премий было признание автора романа К. Симонова: «Случилось так, что Папанов сыграл эту роль раньше, чем я дописал последнюю книгу. И сыграл так, что, когда я заканчивал роман, я видел Серпилина именно таким, каким его сыграл Папанов».

Драматические кинороли Анатолия Дмитриевича вошли в золотой фонд отечественного киноискусства: Дубинский в «Белорусском вокзале» (А. Смирнов, 1970), Лобанов во «Времени желаний» (Ю. Райзман, 1984), «Копалыч» в «Холодном лете пятьдесят третьего» (А. Прошкин, 1987).

Хотя с Анатолием Папановым мы знакомимся ещё в детстве, когда смотрим мультфильмы. «Ну, заяц, погоди!» – эту фразу Волка из «Ну, погоди!» знает каждый. Папанов подарил свой голос целому мультипликационному зоопарку, например тигру Шерхану в «Маугли». Актёр как никто умел отыскать оригинальную интонацию для героя. Текст Кисы Воробьянинова из «12 стульев» (1976) состоял в основном из двух слов: «Да уж», – но они могли выразить самые разные эмоции в зависимости от ситуации.

Рязановский актёр

Анатолия Папанова долго не снимали в кино. После многих отказов актёр уже не надеялся увидеть себя на большом экране. «Крёстным отцом» в кинематографе для него стал Эльдар Рязанов. Хотя ранее он не утвердил Папанова на роль Огурцова в «Карнавальной ночи» (1956) из-за гротескной театральной манеры игры. После успеха спектакля «Дамоклов меч» режиссёр предложил Папанову сразу четыре роли в фантастической комедии «Человек ниоткуда» (1961). «Крохалёва и ему подобных» объединяло неприятие любой новизны. Несмотря на то что фильм стал доступен широкому зрителю лишь в 1988 году, Папанов поверил в себя и продолжил сотрудничество с режиссёром. В том же году актёр сыграл редактора журнала в рязановской новелле «Как создавался Робинзон» киноальманаха «Совершенно серьёзно».

Следующей их совместной работой стал фильм «Дайте жалобную книгу» (1965). Папанов в нём сыграл жуликоватого замдиректора ресторана «Одуванчик» Кутайцева. «Лощёный хлыщ в бабочке» запомнился уморительными цитатами: «Модерн им нужен… Мы не для модерна работаем, а для советского простого человека!»

У Эльдара Рязанова актёр играл только сатирические отрицательные образы, но они менялись с каждым фильмом. Гротескные «Крохалёв и ему подобные» откровенно неприятны режиссёру, а уже Кутайцев более узнаваем и понятен. Самой интересной ролью стал Семён Васильевич в фильме «Берегись автомобиля» (1966). На словах он идейный, честный человек, а на деле – жулик, спекулянт, умелый демагог. В финале фильма он изображал из себя борца за справедливость и зычно восклицал: «Свободу Юрию Деточкину!» Фильм также примечателен кинодебютом дуэта Анатолия Папанова и Андрея Миронова. Семён Васильевич издевается над своим незадачливым зятем (героем Миронова): «А у тебя ничего нет! Ты – голодранец! Ты вообще живёшь на свете по доверенности!» В кино эту парочку ещё использовали Леонид Гайдай в «Бриллиантовой руке» и Марк Захаров в «12 стульях».

Эльдар Рязанов на вопрос, почему он больше не снимал Анатолия Папанова после «Берегись автомобиля», отвечал:

«Потому что не хочу предлагать ему то, что уже было у него. Неловко. Может быть, я ошибаюсь, но когда режиссер приглашает актёра на „повторение пройденного“ – в этом есть элемент неуважения к актёру»

Светлана Немоляева

Светлана Владимировна Немоляева родилась 18 апреля 1937 года в Москве. Отец, Владимир Викторович Немоляев, был известен как кинорежиссёр и снял фильмы «Доктор Айболит» (1938) и «Счастливый рейс» (1949). Мама, Валентина Львовна Ладыгина, работала звукооператором.

Неудивительно, что следующее поколение Немоляевых тоже решило связать свою жизнь с театром и кино. В 1958 году Светлана Владимировна с отличием окончила Высшее театральное училище им. Щепкина. А её брат Николай Владимирович стал известным кинооператором и снимал фильмы «Обыкновенное чудо» Марка Захарова (1978), «Покровские ворота» Михаила Козакова (1982), «Курьер» Карена Шахназарова (1986). С Эльдаром Рязановым он работал на картинах «Старики-разбойники» (1971), «Тихие омуты» (2000) и «Ключ от спальни» (2003).

Светлана Немоляева в кинофильме "Служебный роман" (Э. Рязанов, 1977).png
Светлана Немоляева в кинофильме «Служебный роман» (Э. Рязанов, 1977)

Творчество

С 1959 года Светлана Немоляева служит в Московском академическом театре им. Маяковского. В этом театре до войны играл её дядя Константин Викторович Немоляев. За 60 с лишним лет актриса сыграла знаковые роли Бланш Дюбуа («Трамвай “Желание”» Т. Уильямса), Серафимы Корзухиной («Бег» М. Булгакова), Инны («Дети Ванюшина» С. Найдёнова). Она продолжает выходить на сцену и радует зрителей яркими образами в спектаклях «Мёртвые души» Н. Гоголя, «Бешеные деньги» А. Островского, «Как важно быть серьёзным» О. Уайльда и др. Хрупкая на вид, трогательная и нежная, Светлана Владимировна способна сыграть любые эмоции и при этом сохранить свою индивидуальность и обаяние.

Несмотря на успех в театре, в кино Светлана Немоляева долго оставалась невостребованной. Впервые в кадре она появилась ещё в детстве – в восемь лет в эпизоде комедии «Близнецы» (К. Юдин, 1945). Первой серьёзной ролью стала Ольга Ларина в фильме-опере «Евгений Онегин» (Р. Тихомиров, 1958). Но после этой специфичной ленты она снималась редко. Актрисе доставались проходные роли мам и подруг главных героев, в которых она не могла раскрыться. Частые пробы на главные роли, даже на таджикской киностудии, неизменно заканчивались отказами. Немоляевой мешала близорукость. Если в привычной обстановке театра она могла ориентироваться, то на съёмочной площадке чувствовала себя неуверенно. Актриса вспоминала: «Проб и до Рязанова у меня было много, но я всегда терпела фиаско, потому что постоянно думала, что снова провалюсь».

Популярной актриса стала после роли Оли Рыжовой в «Служебном романе» (1977) Эльдара Рязанова. К тому времени она уже носила линзы, поэтому ей ничего не мешало проявить себя. С тех пор у Светланы Владимировны не было перерывов: «Ослиная шкура» (Н. Кошеверова, 1982), «Карантин» (И. Фрэз, 1983), «И вот пришёл Бумбо…» (Н. Кошеверова, 1984), «По главной улице с оркестром» (П. Тодоровский, 1986). Но самые яркие роли актриса сыграла именно у Рязанова.

Светлана Владимировна и сейчас активно снимается. Даже если это только эпизод, то он запоминается надолго, как в фильме «Ван Гоги» (С. Ливнев, 2018). Несмотря на возраст, актриса не перестаёт удивлять и пробует себя в авторском кино. В фильме «Мешок без дна» (Р. Хамдамов, 2017) она сыграла свою самую необыкновенную роль – задумчивой Чтицы. Последнюю на сегодня значительную роль она сыграла в короткометражке Гогоl-Могоl (А. Котт, 2021).

Рязановская актриса

Светлану Немоляеву можно назвать рязановской актрисой как никого другого. Но Эльдар Рязанов не сразу разглядел её талант.

Впервые с режиссёром она познакомилась на съёмках «Карнавальной ночи» (1956), где играла в массовке: «Когда я первый раз его увидела в комнате съёмочной группы, это был очень симпатичный, в меру упитанный, с живыми глазами, по-своему даже очень красивый человек». Затем они встретились на пробах в «Гусарскую балладу» (1962): «...в то время я была тоже упитанной девушкой, что и погубило мои пробы на роль Шурочки Азаровой».

Творческий роман начался, когда Эльдар Рязанов принёс в театр Маяковского пьесу «Родственники». Светлана Немоляева играла недотёпу, старую деву, которую всемогущий папа пытается выдать замуж. Спектакль шёл с таким успехом, что восхищённый Рязанов пообещал: «Я теперь тебя постоянно буду снимать, ты – настоящий Чаплин в юбке».

В «Иронии судьбы, или С лёгким паром!» режиссёр хотел снимать в главной роли именно Немоляеву. Он сделал с ней восемь проб, которые закончились неудачей: «Видит Бог, как я хотела сыграть в этом фильме! Но все пробы я провалила...» Эльдар Александрович после последней подошёл к актрисе и сказал: «Света, хуже сыграть можно, но сложно». Неудача объяснялась отсутствием практики в кино.

Звёздный час пробил в 1977 году, когда на экраны страны вышел фильм «Служебный роман». Эльдар Рязанов без проб взял актрису на роль Оли Рыжовой. Зрители полюбили трогательную, наивную, запутавшуюся в своих чувствах героиню. «Вы сыграли мою жизнь», «Вы как будто подглядели мою судьбу», «Так произошло и со мной» – писали ей женщины со всей страны. В театре перед каждым появлением на сцене актрису встречали овацией. А Рязанов покаялся:

«Наверное, всё-таки надо было тебя попробовать снять в „Иронии судьбы“ и не бояться».

Следующей яркой ролью стала жена Гуськова в «Гараже» (1979), во многом похожая на Олю Рыжову. Эта героиня запомнилась постоянными причитаниями и попытками защитить мужа: «Как Гуськов? Опять Гуськов? Почему Гуськов?»

Потом она сыграла небольшие роли кокетливой мадам Жозефины в «О бедном гусаре замолвите слово» (1980) и ярой коммунистки Аглаи в «Небесах обетованных» (1991). И несмотря на то, что при монтаже Рязанов выкинул почти всю роль Жозефины, актриса не могла обижаться на режиссёра. «Я это приписываю целиком удивительному характеру Эльдара Александровича», – говорит Светлана Владимировна.

Мария Виноградова

Мария Сергеевна Виноградова родилась 13 июля 1922 года в селе Наволоки Ивановской области. В 1943 году она окончила актёрский факультет ВГИКа (мастерскую режиссёра Григория Рошаля). Затем стала актрисой киностудии «Союздетфильм», хотя и снималась там ещё в 1940 году. Дебютной стала роль Галки в «Сибиряках» (Л. Кулешов, 1940).

Мария Виноградова – одна из самых востребованных актрис советского кино. Режиссёры разных поколений – Лев Кулешов и Михаил Швейцер, Эльдар Рязанов и Георгий Данелия, Алла Сурикова и Динара Асанова – регулярно приглашали её на съёмки. Актуальной она смогла остаться и 1990-х, снимаясь в «Мастере и Маргарите» (Ю. Кара, 1993) и «Королеве Марго» (А. Муратов, 1996). Всего фильмография Марии Сергеевны насчитывает 160 картин.

  Лицо актрисы вы наверняка узнаете, но вот вспомнить имя будет трудно. О ней не пишут энциклопедии. Премий и званий в её карьере тоже немного, даже Заслуженной артисткой РСФСР она стала лишь на закате карьеры, в 1987 году. Мария Виноградова не смогла стать звездой, но режиссёры потом будут её называть «Самой народной незаслуженной артисткой».

Мария Виноградова в кинофильме "Из жизни отдыхающих" (Н. Губенко, 1980).jpg
Мария Виноградова в кинофильме «Из жизни отдыхающих»(Н. Губенко, 1980)

В начале карьеры, помимо небольших ролей в лентах «Мы с Урала» (Л. Кулешов, 1943), «Зоя» (Л. Арнштам, 1944), «Молодая гвардия» (С. Герасимов, 1948), она играла и главные роли. Например, в польско-советском «Последнем этапе» (В. Якубовская, 1948), в первом фильме в истории мирового кино о Холокосте.

В это время Мария Сергеевна работала и на сцене. С 1945 по 1991 год она служила в Театре-студии киноактёра. Только с 1949 по 1952 год она играла в другом театре – Западной группы советских войск в Германии. Эти годы актриса считала хорошей школой, ведь она переиграла множество характерных ролей – от мальчишек и старух до негритянки.

Выбор ролей неслучаен. Мария Виноградова идеально соответствовала театральному амплуа травести (исполнение роли другого пола). За бойкий характер её даже прозвали «Мухой». Достоверно перевоплотиться в подростка она могла и в кино, как, например, в «Звёздном мальчике» (А. Дудоров, 1957). Главную роль она сыграла в тридцать пять лет! Но уже дальше возраст мешает актрисам этого амплуа. Часто единственным вариантом остаётся играть старушек. Именно это ждало Виноградову.

Вторая половина 1950-х – первая половина 1960-х стали для Марии Сергеевны переходным периодом между ролями детей и бабушек. Простой в кино открыл ей дорогу в озвучку фильмов и мультиков. В это время она дублировала кинодив Одри Хепбёрн, Джину Лоллобриджиду, Биби Андерссон и Джин Симмонс.

В 1963 году Мария Виноградова сыграла домработницу с собакой в «Я шагаю по Москве» (Г. Данелия, 1963), которая с обезоруживающей простотой защищает свою собаку: «Не моя собака-то, хозяйская». После этого фильма она снова активно снимается в кино, но теперь чаще всего в эпизодах и ролях второго плана. Из крошечных ролей актрисы собирается галерея соседок («Трын-трава» С. Никоненко, 1976), старушек («Про Красную Шапочку» Л. Нечаева, 1977), буфетчиц («Беда» Д. Асановой, 1977), уборщиц («Недопёсок Наполеон III» Э. Бочарова, 1978).

У Эльдара Рязанова она сыграла члена инвентаризационной комиссии в «Служебном романе» (1977), сотрудницу НИИ «Гараже» (1979). бездомную старушку в «Небесах обетованных» (1991), а также озвучила старушку, искавшую пальто для зятя, и студентку Тамару в «Дайте жалобную книгу» (1965). Самая смешная роль ей досталась в «Гараже» (1979). Её героиня уморительно волновалась за продукты: «А ветчина уже позеленела!», «Я в кои-то веки достала живого карпа! Такую очередь отстояла, и зря, что ли?!»

Такие персонажи обычно не запоминаются зрителям, но Виноградова как никто умела ярко сыграть даже самую скучную роль. Секрет актрисы лежит в детальной работе над любой ролью и в любви к профессии. Как вспоминает её дочь, актриса Ольга Голованова: «Если не получалось совместить работу в двух картинах, ужасно переживала и плакала. А когда долго не предлагали роли в кино, играла в театре, озвучивала фильмы и мультики, давала концерты».

Мария Виноградова стала заложницей своего амплуа и не могла максимально себя реализовать. Это подтверждает Юрий Норштейн:

«Изумительная актриса-эпизодница, а могла бы сыграть большую драматическую роль! Не по своему масштабу она изображала уборщиц, контролёрш, бабушек».

Редкие драматические образы доказывали, что ей по силам роль любого диапазона. Марго в картине «Из жизни отдыхающих» хоть и смешная, но внутри глубоко несчастная. Это мы слышим в интонациях её ворчания: «Сейчас время такое: да здравствует хамство, да здравствует невежество!» В последнем фильме её любимого режиссёра Василия Шукшина «Калина красная» (1973) она сыграла вечно причитающую Зою.  Когда она ругает мужа, то мы понимаем её страх: «Заладил своё “Ну и што, ну и што”! Мы то и дело одни на ночь остаёмся, а ты “Ну и што”. Штокалка чёртова!»

Артистка смогла сохранить на всю жизнь детскую непосредственность и творческую фантазию, которые помогали ей озвучивать мультики: «Актёрское хулиганство – это когда не боишься быть раскрепощённым, нелепым, смешным, когда находишь много неожиданных красок и характеров, которыми я не могла бы пользоваться в кино или театре. Чем ярче актёрская работа, тем интересней получится нарисованный образ на экране. Вот режиссеры и давали нам безграничную возможность фантазировать.  Далеко не всем это подвластно. Нас собралась замечательная компания: Грибов, Вицин, Зина Нарышкина, Ливанов, Новиков. Мы были как одна семья и чувствовали себя уютно и раскрепощенно. Никто не обижался, даже если кто-то подсказывал, как лучше сделать. Я помню, как впервые пришла на «Союзмультфильм» где-то в конце 1940-х годов. Озвучивала котенка, а моего партнера—кота—играл Рубен Симонов. Я стою перед микрофоном и думаю, как же мне найти нужную интонацию, голос... Поскольку в жизни я очень часто играла с котятами, то подумала, что найду характер, виляя хвостом. И вот я стою, виляю, а Рубен Николаевич спрашивает: «Что это ты делаешь?» –«Виляю хвостом». –«Да? Тогда давай вместе...» И вот мы стоим, урчим и виляем хвостами…».

Мария Сергеевна была символом «Союзмультфильма». Её голосом говорят Дядя Федор, Незнайка, Иван – хозяин Конька-Горбунка, Маугли, Кваки в «Марии, Мирабеле» (И. Попеску-Гопо, 1981). Не говоря уже о десятках котят, щенят, барсучат, зайчат, бельчат, мальчиков и девочек. Шедевром стала озвучка Ёжика в тумане в мультфильме Юрия Норштейна. Мария Cергеевна вспоминала: «Ежик в тумане» –это отдельная тема. Каким должен быть этот ежик? Про него сказать очень трудно, мы же не слышим, как ежики разговаривают. Когда Юра Норштейн пригласил меня, я знала, что работа у него никак не ладилась. И жанр был сложный—перекладка, а не просто рисунок. Мы попробовали несколько голосов. И оттого, что наш герой какой-то такой весь в себе, мы нашли некий полуголос – не очень активный, как обычно в мультфильмах ежики говорят. А когда мы начали искать интонацию Ежика в сцене, где он испугался Филина, то окончательно измучились. Надо было сказать слово «псих», но так, чтобы это прозвучало не грубо, и в то же время было понятно, что Ежик испугался. Это была очень интересная работа».